October 29, 2018

Жители Восточной и Западной Европы расходятся во мнениях о важности религии, меньшинствах и ключевых социальных вопросах

Жители Центральной и Восточной Европы менее терпимо относятся к мусульманам и евреям, однополым бракам и легальным абортам

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ (29 октября 2018 г.) – Несмотря на то, что железный занавес, когда-то разделявший Европу, давно ушел в прошлое, сегодня континент разделяют резкие различия в отношении общественности к религии, меньшинствам и социальным вопросам, таким как однополые браки и легальные аборты. По сравнению с жителями Западной Европы меньшее количество жителей Центральной и Восточной Европы были бы готовы принять мусульман или евреев в качестве членов семьи или соседей, дали бы парам геев или лесбиянок право вступать в брак или расширили бы определение национальной идентичности так, чтобы оно включало людей, рожденных за пределами их страны.

Эти различия стали очевидны по результатам серии опросов, проведенных Pew Research Center с 2015 по 2017 гг. среди порядка 56 тыс. взрослых (в возрасте 18 лет и старше) в 34 странах Западной, Центральной и Восточной Европы, и они продолжают разделять континент более чем десять лет после начала расширения Европейского Союза далеко за пределы своих западноевропейских корней и включения в него, среди прочих, центральноевропейских стран Польши и Венгрии и прибалтийских государств Эстонии, Латвии и Литвы.

В некоторых случаях раскол во мнениях и ценностях может быть радикальным. Например, почти в каждой стране Центральной и Восточной Европы, в которой проводился опрос, менее половины взрослых ответили, что готовы принять мусульман в качестве членов своей семьи; почти в каждой стране Западной Европы, где проводился опрос, более половины заявили, что готовы видеть мусульманина в качестве члена своей семьи. Подобные расхождения существуют между Центральной/Восточной Европой и Западной Европой относительно готовности принять евреев в качестве членов своей семьи.

Отношение к религиозным меньшинствам в регионе неразрывно связано с разными концепциями национальной идентичности. Когда они находились в сфере влияния Советского Союза, многие страны Центральной и Восточной Европы официально не допускали проявлений религии в общественной сфере. Однако сегодня для большинства людей, живущих в бывшем Восточном блоке, принадлежность к христианству (как католичеству, так и православию) является важной составляющей их национальной идентичности.

В Западной же Европе большинство людей не считают, что религия является значимой частью их национальной идентичности. Например, во Франции и Великобритании большинство считает, что быть христианином не важно для того, чтобы быть настоящим французом или британцем.

Разумеется, не каждая страна в Европе полностью отражает эту закономерность. Например, Чешская Республика была частью Восточного блока и остается крайне нерелигиозной страной. На сегодняшний день мало чехов говорят, что христианство — ключевая составляющая их национальной идентичности. Однако большинство чехов говорят, что они не готовы видеть мусульман в качестве членов своей семьи, и лишь около половины готовы принять евреев. Аналогично в прибалтийских государствах Латвии и Эстонии подавляющее большинство людей полагают, что принадлежность к христианству (в частности, лютеранству) не имеет значения для их национальной идентичности. Тем не менее сравнительно небольшое количество выразили готовность принять мусульман в качестве членов семьи или соседей.

Общая закономерность «восток–запад» очевидна также в отношении по крайней мере еще одного показателя национализма: культурного шовинизма. В ходе опроса респондентам было предложено согласиться или не согласиться с утверждением «Наши люди не идеальны, но наша культура превосходит все остальные». С некоторыми исключениями жители Центральной и Восточной Европы в целом более склонны считать свою культуру превосходной по сравнению с другими. Действительно, все восемь стран, в которых это мнение превалирует, находятся на Востоке: Греция, Грузия, Армения, Болгария, Россия, Босния, Румыния и Сербия.

В совокупности эти и другие вопросы о национальной идентичности, религиозных меньшинствах и культурном превосходстве, по всей видимости, свидетельствуют о расколе в Европе, при котором  на востоке высок уровень религиозного национализма, а на западе больше принятия мультикультурализма. Другие вопросы, заданные в рамках опроса, свидетельствуют о дальнейшем «разрыве в ценностях» между востоком и западом по ключевым общественным проблемам, таким как однополые браки и легальные аборты.

Большинство в каждой западноевропейской стране, участвовавшей в опросе, высказалось за однополые браки, и почти все из этих стран легализовали эту практику. Совсем другое общественное мнение преобладает в Центральной и Восточной Европе, где большинство почти во всех странах, где проводился опрос, высказалось против разрешения геям и лесбиянкам вступать в законный брак. Ни одна из стран Центральной и Восточной Европы, в которых проводился опрос, не разрешает однополые браки.

В некоторых случаях эти взгляды почти универсальны. Например, девять из десяти россиян выступают против однополых браков, а в Нидерландах, Дании и Швеции аналогичное большинство выступает за разрешение геям и лесбиянкам вступать в законный брак.

Несмотря на то, что аборты в целом законны как в Центральной/Восточной Европе, так и в Западной Европе, во мнениях на эту тему также существуют региональные различия.  В каждой западноевропейской стране, в которой проводился опрос, — в том числе в странах с сильным влиянием католичества, например в Ирландии, Италии и Португалии, — шесть или более из десяти взрослых считают, что аборты должны быть легальны в большинстве случаев или во всех случаях.

На востоке же разброс мнений более широк. Конечно, некоторые страны Центральной и Восточной Европы, такие как Чешская Республика, Эстония и Болгария, в подавляющем большинстве выступают за легальные аборты. Однако в некоторых других странах, в том числе Польше, России и Украине, баланс мнений склоняется в другую сторону и респонденты более склонны считать, что аборты должны быть запрещены в большинстве случаев или во всех случаях.

Согласно результатам опросов, вероятно, региональные различия в Европе касательно однополых браков могут сохраняться в будущем: на большей части Центральной и Восточной Европы перевес среди молодых людей, которые выступают против легализации однополых браков, лишь ненамного меньше, чем среди старшего поколения.

Например, 61% молодых эстонцев (в возрасте от 18 до 34 лет) выступает против легализации однополых браков в своей стране, по сравнению с 75% людей в возрасте 35 лет и старше. Исходя из этого показателя, молодые эстонцы тем не менее в шесть раз более склонны возражать против однополых браков, чем взрослые старшего возраста в Дании (10%). Эта закономерность соблюдается по всему региону; молодые люди почти в каждой стране Центральной и Восточной Европы в этом вопросе гораздо более консервативны, чем жители Западной Европы как молодого, так и зрелого возраста.

Кроме того, молодые люди в большинстве стран Центральной и Восточной Европы не проявляют большей готовности принять мусульман и евреев, чем их старшие соотечественники.

В результате молодое поколение в Центральной и Восточной Европе с гораздо меньшей вероятностью, чем их сверстники в Западной Европе, готово принять мусульман или евреев в качестве членов своей семьи. Например, 36% польских взрослых младше 35 лет сказали, что готовы принять мусульман в качестве членов своей семьи, что гораздо меньше двух третьих французских взрослых, которые заявили, что готовы видеть мусульман в качестве членов своей семьи.

Это некоторые из выводов опросов Pew Research Center, проведенных в Центральной и Восточной Европе в 2015–2016 гг. и в Западной Европе в 2017 г. Центр ранее публиковал подробные отчеты по обоим опросам: “Religious Belief and National Belonging in Central and Eastern Europe” («Религия и национальная принадлежность в Центральной и Восточной Европе») и  “Being Christian in Western Europe “ («Христиане в Западной Европе» ).  Многие из вопросов, заданных в обоих регионах, были одинаковыми, что позволило провести сравнения в этом отчете.

Это резюме было переведено с английского на русский.